• English
  • Русский

Книги о природе для младшего возраста. Часть первая

Как очень верно заметили в комментариях в нашем родительском сообществе - нечего про природу читать, на нее нужно смотреть! 
Могу сказать - полностью согласна, потому что как можно словами передать запах сосны после дождя или легкость цыпльячего пуха? В раннем и дошкольном детстве ребенок должен максимум общаться с природой (мы уже говорили, что для этого необязательно иметь личную ферму, достаточно раздобыть в ближайшем парке парочку объектов вроде муравейника или гусеницы для наблюдения за ними). А литература о природе - разве что в качестве созвучия сформулированных впечатлений. Я бы не стала ее ставить в ряд "необходимо прочитать". 
По причине краткости нашего формата я, разумеется, не смогу сделать подробный обзор, но перечислю некоторых популярных авторов. Сегодняшняя подборка представлена по принципу "убывания качества" от первого к последнему.
Свернуть )

Виталий Бианки

Автору удалось соединить два несоединимых жанра - научно-популярных рассказов и сказок о животных. Причем это соединение вышло органичным: произведения легко читаются, дают детям прекрасный опыт эмоционального переживания, и несут действительную информацию о природе.
Для самых маленьких детей у Бианки есть множество коротких и интересных произведений, например:
"Лис и мышонок" - диалог-сказка о повадках животных. 
"Теремок" - "построен" по принципу известной народной сказки, рассказывает о том, как живут птицы и звери. 
"Как муравьишка домой спешил" - любимая сказка многих детей. Обычное сказочное авантюрное приключение, приправленное знаниями об особенностях насекомых. 
"Первая охота" - первая охота щенка, рассказ построен по ассоциации игры в прятки - животные и насекомые прячутся от "охотника". 
У Бианки очень точные собственные наблюдения переданы в лаконичной и художественной форме. Коротенькие сказки, так похожие на обычные народные сказки о животных, легко воспринимаются детьми, и содержат правильную информацию о природе (что не всегда характерно для такой литературы). ПРоизведения очень добрые и наполнены светлым юмором. Даже неприятные моменты (вроде "Первой охоты" щенка) у Бианки проживаются легко и просто. И кроме этого, замечательно богатая литературная речь и органичный "сказочный" напевный язык повествования. 
"как я хотел зайцу соли на хвост насыпать" - прекрасный пример "народной" речи, без искусственности и видимости литературной обработки. 
"Мышонок Пик" - очень сильное произведение, позволяющее ребенку сопереживать и "проживать" в воображении целую жизнь маленького персонажа. Эмоциональный накал, как в волшебной сказке, и обязательный хэппи-энд, когда можно выдохнуть с облегчением, порадовавшись концу злоключений мышонка-героя.

Евгений Чарушин 

Чарушина, конечно, нужно прежде всего не читать, а рассматривать! Он вошел в историю детской русской литературы не столько как писатель, сколько как иллюстратор и создатель нового стиля, имитирующего пушистую шерстку персонажей его произведений. 

Простой и грамотный литературный язык, короткие незамысловатые тексты, которые очень легко воспринимаются детьми. Передаются не столько наблюдения и факты, сколько эмоции и впечатления. 
Очень симпатичная серия Про Томку с рассказами про собаку. Такая же милая, с добрым юмором, серия про Тюпу - смешного котенка. Маленькие дети отлично идентифицируют себя с главными героями рассказов (животными), проигрывая сюжет.
Единственное, в некоторых произведениях слишком сильно влияние эпохи, например "Глупый мальчишка" - мальчик попробовал лизнуть на морозе медную ручку двери (кстати, кто еще в детстве что-то подобное делал :)?). В советской литературе было изобилие "ярлыков" для детей и высмеивание любых неудач, не то что проступков. 

Михаил Пришвин

Его язык можно назвать литературным с большой натяжкой, иногда даже и эта "натяжка" не помогает. Но и это не главный недостаток произведений: в некоторых местах "мораль" настолько извращена, что лично мне для дочки приходилось кое-что пропускать и читать с купюрами. Например:
рассказ "Изобретатель". Курице подложили утиные яйца. Наседка оказалась отличной приемной мамочкой - и высидела яйца, не желая никуда отлучаться, и уж как заботилась о птенчиках, и каких жирных червячков для них искала! Но вот утята услышали крик другой мамы-утки с выводком утят - та звала их к себе, в воду. Они побежали в воду, к утке, бросив курицу. и после купания к ней не вернулись больше никогда: "Под самым носом важной птицы (курицы - М.О.) прошли они, ... ни один даже на такую мать и не поглядел". Во-первых, это противоречит природе (нормальные утята подбежали бы к своей "маме"- курице ласкаться-пищать, потому что они вообще первый увиденный предмет считают своим родителем до конца жизни, даже опыт ставили с мячиком: показывали утенку мячик, и он бегал за мячиком, как за мамой. То есть, это уже не рассказ о природе. Во-вторых, какие нравственные ценности передает этот сюжет? Бросить любящего и заботливого человека? Даже не взглянув на прощанье? 
Иногда сам автор путается в своей системе ценностей. Например, в рассказе "Ребята и утята" автор пристыдил мальчишек за то, что те наловили себе утят - мол, мама так страдает, сейчас же отпустите, ай-яй-яй. В упомянутом уже рассказе "Изобретатель" автор сам же берет троих утят у дикой утки, ничуть не мучаясь угрызениями совести. Интересно, что стало потом с уткой, когда она обнаружила пропажу любимых птенчиков? Об этом автор тактично умалчивает. То есть, ребятам то же самое нельзя делать, нехорошо, а мне можно, потому что я взрослый? Интересные выводы может сделать ребенок из такой книги. Вообще очень странно в книге для детей совмещается полное равнодушие охотника к страданиям преследуемых животных, и попытка написать для детей какие-то побуждающие "добрые" рассказы.
В общем, если очень увлекаться такими книжечками, можно воспитать человека, готового мучать животных ради забавы. 

Николай Сладков

В отличие от Бианки, в произведениях Сладкова "сказочный" язык местами кажется натужным, искусственным, выдуманным автором. Очень много резких и грубых выражений, видимо, выдаваемых за "народный" просторечный стиль:
"Пошли Медведя будить:
- Эй, Медведь, пора! Зима всем надоела! По солнышку мы соскучились. Переворачивайся, переворачивайся, пролежни уж небось?
Медведь в ответ ни гугу: не шелохнётся, не ворохнётся. Знай посапывает.
- Эх, долбануть бы его в затылок! - воскликнул Дятел. - Небось бы сразу зашевелился!" ("В лесах", январь). 

Речь фонетически плохо выстроена, сплошные нагромождения согласных, не получается певучего повествования, голос все время "спотыкается" при чтении вслух. Попробуйте сказать быстро: "На сушине козырьком гриб-трухляк" ("Дятел").
"Отчего у лисы длинный хвост?" - ответ от автора: от любопытства. Но при этом подобные произведения не воспринимаются такими же сказками, как у Киплинга (ни один ребенок не сделал вывод, что слонам хоботы вытягивают крокодилы). Но поскольку жанр заявлен прежде всего как достоверные рассказы о природе, получается полная путаница с неудачными ляпами. У Сладкова слишком часто излагаемые факты о природе перемежаются прибаутками и выдумкой, и вряд ли сам ребенок может разобраться, где правда, а где сказка. 

Во многих произведениях есть распространенные стереотипы, как то: кукушка - злая и нехорошая птица, подкидывает своих бедных птенчиков в другие гнезда. Все мы знаем, что подобные характеристики в детской литературе вели обычно к "мести" бедным животным и птицам. Например, известный факт, что в детской литературе было распространено стереотипное описание сов и филинов как злодеев, вследствие чего не одно поколение мальчишек намеренно разоряло совиные дупла и истребляло этих "гадов", чтобы спаси лес. На самом деле как раз совы и филины и спасают лес, и поля от засилья мелких грызунов. И так далее. Я сама лично с представлением о "злой кукушке" прожила - стыдно признаться! - до второго курса университета, где на биологии мне наконец объяснили научный факт: кукушка исключительно заботливая мать, и отдает своих птенцов "на воспитание" именно потому, что ее природная пища просто отравит маленьких птенцов. 
Тем более странно в книгах автора, пишущего якобы документальные рассказы о природе находить такие дремучие стереотипы:
" Мне, Кукушечка, мне помоги, Иволге. День и ночь на яичках в гнезде сижу, ножки, крылышки затекли - ни попить, ни поесть. Подмени хоть на минутку!
- Что ты, Иволга, что ты! Я и своих-то яичек никогда не высиживаю охота ли мне на чужих маяться. Подкинь ты их в чужое гнездо, да и порхай без забот! Ку-ку! Ку-ку! Кому помочь? Кому помочь?" ("Ночная кукушка").

"Тетерка" - рассказ с оборванным концом, который просто разрывает сердце маленькому читателю. Автор поймал слепую тетерку, которая самоотверженно бросилась к нему в руки, желая спасти своих птенцов (то есть чтобы птенцы улетели, пока он ловит ее саму). Читать равнодушно невозможно, по-моему. И вот такой конец: "Я держал в руках слепую тетёрку и не знал, что с ней делать.
Под ладонью быстро-быстро билось птичье сердце, такое маленькое, но такое смелое!" 
Дальше-то что?! Она хоть не умерла от этого страха, что ее человек поймал? Ну как можно писать такие вещи с оборванным концом маленьким детям! это ведь жестоко. Хорошо, что в детстве я не читала такого рассказа - слез бы хватило не на один вечер.