• English
  • Русский

О домашнем обучении - практическое воплощение теории

О домашнем обучении – 6. Как это организовать на практике

Говоря об организации учебной деятельности, нужно отметить такой момент: в самом начале мы не просим ребенка что-то сделать самостоятельно («Иди делай уроки»), а всегда объясняем и показываем алгоритм дела (проделываем вместе). Например, как вы учили ребенка мыть посуду? Вы же не сказали: «Иди и мой посуду». Взяли его ручки в свои, показали, снова показали, еще раз сделали вместе, потом он делал под присмотром и т.д. – до момента, когда можно было спокойно отвернуться, не опасаясь за фамильный сервиз. Эта постепенность остается для любого дела.

Что плохого во фразе «Иди делай уроки!»:

1. Она не содержит конкретных шагов. Что значит «делай»? Что именно делай? Пиши? Читай? Прыгай? Объект не задан: «уроки», а не конкретное действие.

2. Действие бесконечно, незакончено. То есть не «получи результат», не «сделай», а вообще «делай уроки» – до скончания века сего.

У домашних детей тоже бывают «уроки» и «задания», которые нужно делать, даже тогда, когда они не вызывают особого вдохновения – например, чтобы не растерять определенные навыки. Мы не можем каждый год учить ребенка писать, а для возраста начальной школы этот навык легко может быть утрачен, например за лето. То есть существуют некоторые виды заданий, которые желательно выполнять если не ежедневно, то регулярно с небольшими перерывами (принцип паузы). Поэтому первым делом учим алгоритму – что и как делаем. Начинаем с простого: возьми тетрадку, открой на такой-то странице, прочитай такой-то текст в учебнике, под ним такие-то вопросы, выпиши третий вопрос и т.д., озвучивая каждый шаг. После нескольких таких совместных действий проверяем обратную связь: где у тебя лежит тетрадка по математике? С чего ты начинаешь такое-то задание? Что ты будешь делать, если тебе задали такой-то текст по английскому? То есть пытаемся получить устно от ребенка более-менее внятный порядок ЕГО действий. Этот алгоритм можно записать и повесить над рабочим столом.

Хотя я писала про отсутствие зажимающих временных рамок, тем не менее в случае, когда ребенок не может делать задание, а сидит над ним, даже не читая, три часа, лучше ввести временные ограничения. Но не в виде: «Не сделаешь до такого-то часа уроки – не пойдешь гулять!», а, например: «Давай поставим часы и проверим, за сколько минут ты сможешь прочитать условие задачи. И завтра тебе будет легче ориентироваться, когда ты снова примешься за уроки». Или: «Как ты думаешь, полчаса тебе хватит на такое-то задание?» Также помогает повесить перед ребенком список дел, в котором после необходимого (например, сделать упражнение по математике) идет привлекательное (именно список дел на сегодня, а не шантаж: не сделаешь – не получишь).

Если, несмотря на все профилактические меры, ребенок «зависает» над учебником на полдня с крайне маленьким КПД, я бы подумала вот о чем:

– есть ли интересное, увлекающее дело? Не связанное с этим учебником, а вообще;

– может ли ребенок делать параллельно пару учебных дел? (Существуют люди, которым легче делать несколько дел сразу, нежели по очереди);

– умеет ли он концентрироваться в принципе? (Занимаемся восприятием и вниманием);

– нет ли стойкого отвращения именно к этому занятию? (Работаем над мотивацией).

Какие же пункты можно выделить в организации учебного процесса:

1. У ребенка должны быть дела, которые ему нравятся. Если он ничего не хочет и ничем не интересуется, идем на предыдущий этап развития и проверяем, где задушили любознательность. Один мало-мальски заметный интерес цепляет за собой еще множество полезных знаний, умений и навыков. Занятие интересным должно быть основой, его нужно поощрять, в том числе выделяя ребенку много свободного времени.

2. Необходимые, но неинтересные дела встраиваем под интерес или меняем отношение (с «надо» на «хочу»).

3. Учитываем биоритмы и темперамент ребенка. Если мы будем торопить флегматика, сажать по утрам за уроки «сову», делать минутные регламенты холерику – в корне загубим и любознательность, и самоорганизацию, и работоспособность, и много чего, что в избытке заложено в ребенке природой. Нужно просто использовать данность, а не ломать ее. Сюда же относится гибкость регламента (не «полчаса занимаемся математикой», а ставим практическую цель, и уж сколько времени займет ее достижение, столько и займет).

4. Практические цели. Для ребенка в семь лет цель поступить в ВУЗ это пустой звук. Отталкиваемся по возможности от применения навыков.

5. Метод вывешивания общих целей (например, на учебный год) на видное место работает с детьми еще лучше, чем со взрослыми.

6. Неравномерное распределение материала и занятия циклами.

7. Позволяем ребенку иногда быть импульсивным и идти за вдохновением, даже ценой отмены всех нужных дел из расписания.

8. Распределение дел по степени сложности. Выполнение сначала сложного, а легкие дела – на десерт.

9. Не забываем про принцип паузы – и это не только каникулы.

10. Когда кажется, что слишком много всего, придумываем какой-то вдохновляющий на подвиги интересный проект.

11. Не нужно требовать постоянного предъявления результатов деятельности, лучше дать ребенку возможность для самоконтроля (действует только в сочетании с другими пунктами).

Вообще, если не ставить себе целью получить от ребенка мгновенный результат и позволить ему быть живым человеком – иметь возможность отложить книгу и порадоваться дождю или снегу, посмотреть на радугу, вообще быть неравнодушным к жизни, то рано или поздно любознательность сделает свое дело, и это не помешает изучению и исследованию, а только поможет.