• English
  • Русский

О творчестве Бориса Житкова

Творчество Бориса Житкова настолько убого представлено в "обязательных списках для чтения", что создается отталкивающее впечатление. На самом деле автор достаточно талантливый, но, конечно, не для маленьких, а "на вырост" и для взрослых.

Как раз книги для маленьких (на мой личный вкус) у него получались вымученными, заказными и искусственными. Знаменитая его энциклопедия "Что я видел" - задумка хорошая, тем более, что именно в советской литературе она в его время не была представлена (в мировой литературе этот жанр изобрел Ян Амос Коменский аж в 17 веке). Но когда писатель старается писать "особым детским языком", создается ощущение фальши и натянутости. Дети не настолько примитивны, что с ними нужно как-то специально сюсюкать и нельзя говорить обычно. На протяжении книги от этого искусственного построения фраз и "детскости" очень устаешь. Конечно, плюс еще дань времени - у меня издание редкое, 1939 года, там есть глава о том, как везде-везде уже угасли огни, они горят только в Кремле, потому что Сталин работает даже ночью, заботясь о великом благе советского народа. 
Малюсенькие рассказики вроде "Храброго утенка" милые, не более того, напоминают адаптированные тексты Толстого для его народной "Азбуки". 
Вот что достойно внимания и можно порекомендовать старшим детям - морские рассказы, которые намного более честные, настоящие и яркие, нежели многие другие произведения. Ценность их не в кажущейся документальности, главное - что суровая стихия смывает все человеческие амбиции, всю глупость, напыщенность и условности. В море обнажается человеческая натура, люди становятся беспомощными и свободными от всего наносного. Мне нравится "Мария" и "Мэри", и другие морские тоже - это очень тонкая психологическая работа, замечательно выписаны все тайники человеческой души. 
Одна из моих любимых вещей - "Пудя" - конечно, скорее для родителей, нежели для детей (или во всяком случае не для маленьких детей). Она настолько документальна и психологически откровенна, что ее можно читать как открытие "детского мира в пространстве взрослых" (с). Эмоционально холодный, жескткий, в общем-то равнодушный ко всему живому отец, связанный с ним мир взрослых, не понимающих людей, и как противопоставление - мир детских переживаний, мир бушующих чувств и глубочайших эмоций. С этой точки зрения произведение - просто атлас психологических состояний ребенка. Если абстрагироваться от деталей - картина внешнего равнодушного давления и внутренних сильных переживаний, которые некому поведать. Впрочем, детали даже помогают погрузиться в атмосферу. 
Еще одна сильная психологическая повесть - "Как я ловил человечков", тоже очень жизненная и настоящая, погружение в свой собственный,непонятный никому, особый мир. Когда игровая фантазия становится сильнее реальности, переживания и эмоции в игре превосходят те, которые можно испытать в обычной бытовой обстановке.