• English
  • Русский

О творчестве Михаила Зощенко для детей

Серия рассказов Зощенко про Лелю и Миньку считается автобиографической и прежде всего документальна. Я думаю, родителям гораздо полезнее это читать, нежели детям. Замечательно описаны детские эмоции и восприятие "взрослого мира" с его несправедливостью. 

Но читать маленьким детям, на мой личный взгляд, не рекомендуется: слишком мрачно, и везде любимая в русской литературе полная безысходность и тоска: что бы ни делала бедная девочка, она все равно будет нелюбима и наказана. Особенно "прекрасна" в этом отношении бабушка - по ее поведению можно подумать, что Леля не внучка, а какой-то заклятый враг, с которым нужно свести счеты. 
Еще в детстве меня поразил этот отрывочек из рассказа про мороженое - то, что взрослый человек постоянно вспоминает негативный эпизод из прошлого. Как же глубоко нужно загнать чувство вины, чтобы это преследовало всю жизнь!

"И вот, дети, с тех пор прошло много лет. Первые два года мы с Лелей действительно ни разу не ели мороженого. А потом стали его есть и всякий раз, кушая, невольно вспоминали о том, что было с нами.
И даже теперь, дети, когда я стал совсем взрослый и даже немножко старый, даже и теперь иной раз, кушая мороженое, я ощущаю в горле какое-то сжатие и какую-то неловкость. И при этом всякий раз, по детской своей привычке думаю: «Заслужил ли я это сладкое, не соврал ли и не надул ли кого-нибудь?»
Сейчас очень многие люди кушают мороженое, потому что у нас имеются целые огромные фабрики, в которых изготовляют это приятное блюдо.
Тысячи людей и даже миллионы кушают мороженое, и я бы, дети, очень хотел, чтобы все люди, кушая мороженое, думали бы о том, о чём я думаю, когда ем это сладкое."(калоши и мороженое)
Вообще не дети, а маленькие загнанные зверьки, запутавшиеся в своих страхах. Просто весь внутренне сжимаешься , насколько точно переданы все эти переживания, и от того, как тяжело проходить все это вместе с автором. В конце, в духе классических назидательных рассказов, тошная и тяжеловесная мораль, от которой хочется убежать, она душит и угнетает. 

Мне даже кажется, что такой "забитый" герой-обыватель из взрослых фельетонов Зощенко - какие-то невыраженные эмоции и неотпущенные переживания. Впрочем, как всегда - писатель всю жизнь пишет о себе самом, и все персонажи это отзвуки его души. 

Рассказы Зощенко о Ленине в моем детстве читали все, выше стоял в этом жанре разве что Бонч-Бруевич. Когда я уже выросла и училась на курсе русской детской литературе в университете, нам объясняли, что в этих рассказах есть скрытый сарказм и потомственный дворянин Зощенко никак не мог серьезно написать эти "жития". Возможно, если проанилизировать строение текста, и получится найти скрытую иронию, но то что дети воспринимали это сусальное золото и качестве обычного для воспевания "вечно живого" всеобщего идола - это факт, моим ровесникам в голову бы не пришло несерьезно относиться к этому образу. Может быть, где-то в глубинах подсознания эта скрытая ирония и делала свое дело, но при первом прочтении эти рассказы не отличаются от всех остальных в своем жанре.