• English
  • Русский

"Две березы на холме" Татьяны Поликарповой - практические советы

Я хочу поделиться, как мы с дочерью читали и обсуждали "Две березы на холме" Татьяны Поликарповой.
Мы прочитали, когда дочке было почти восемь лет. Хотя, конечно, эта книга для более старшего возраста. В ходе чтения мы обсуждали многие психологические темы, которые прекрасно освещает автор: 
1. Вхождение в незнакомую, новую обстановку. В самом начале книги автор описывает ощущения человека, который оказывается в новом месте и в новой компании. Мы поговорили о собственных ощущения, и вспомнили ситуации, когда приходилось быть таким новичком на "другой планете" из своей жизни.

Прекрасна в этом отношении глава "Великий плач", где описано, как малейшая деталь подчеркивает разлуку с родным домом: 
"Здесь умывальник в закутке за печкой над белым эмалированным тазом, а дома таз под умывальником - медный. Плачу. Дома нет такой большой русской печи, а здесь она пол-избы занимает. Плачу. "

2. Представления о собственной внешности. Здесь мне пришлось сделать экскурс в историю и рассказать об атмосфере того времени, в котором ведется повествование. Потому что для моей дочери представить, что мама до 12 лет ни разу не сказала, что ее ребенок красивый - невозможно! 
"Я никак не могла понять, что у меня за лицо - ничего себе или совсем отвратительное. Когда дома никого не было, я простаивала перед зеркалом, забывая о времени, о делах, о книгах. Я рассматривала свое лицо, пытаясь обнаружить в нем хотя бы следы красоты, описанной в моих любимых книгах. Нет! Ни огромных, как лесные озера, глаз Ревекки из «Айвенго», ни прекрасно-бледных щек синьоры Боллы из «Овода», ни золотистых, как свежая стружка, и длинных, как водопад, волос Золушки не было у меня. И нос мой был хоть и прямой, но какой-то толстоватый, а щеки и вовсе круглые, а глаза совсем светлые. Только и радости что длинные ресницы, загнутые вверх, как у всей папиной родни. А волосы - просто гладкая челка. Довольно темная."
как видно, девочка не может принять себя, но при этом у нее есть идеалы красоты из книг. Мы поговорили о том, что общество всегда предлагает свои шаблоны - сейчас это мы видим на рекламных щитах или в женских журналах, где внушается, что может быть только один вариант внешности, тогда же девочки, которым не объясняли правильно о том, что внешность каждого человека от Бога и Он ошибок не совершает, находили себе выдуманные идеалы в книгах. 

" я услышала, как одна из них сказала:
- Вот красивая девчонка…
- Симпатичная, - отозвалась вторая задумчиво.
Сердце мое замерло. Я не смела поверить своим ушам. Никто и никогда не говорил так обо мне. Никто и никогда не говорил и мне таких слов. Ни мама, ни бабушка. И вот сказали чужие, сами прекрасные, как героини моих книг, городские таинственные девушки, к которым я не осмелилась бы и подойти, считая, что им, таким красивым, будет просто неприятно от моей невзрачности, а мне - стыдно от их презрения."

3. Мы, регулярно изучающие информацию по теме силы слов, и уже научившиеся внимательно относиться к своим словам, не могли не отметить, с какой легкостью дети бросают ужасные слова друг на друга и даже на себя: 
«Вот дурочка», - думала я, поймав себя на этих мыслях"

также своим подружкам героиня легко бросает "да ты с ума сошла!". 
мы обсуждали, почему дети так легко относятся к таким словам и насколько была принята (да и есть) ругань в речи взрослых.

4. нас очень удивило, что в селе, где обычно люди ближе друг ко другу и взаимовыручка получше, нежели в больших городах, тетя Еня всегда была одинокой и без посторонней помощи в уходе за бабушкой! Почему она ее мыла одна?! неужели не было сердобольных соседей-товарок, которые бы пришли помочь? Я рассказывала Иде про свою бабушку, которая жила в провинции, и как я вместе с ней в детстве ходила помогать таким беспомощным старушкам, и как бабушка давала мне маленькое пластиковое ведерко, и мы шли на колодец, носить им водуИсто. 

5. у моей дочки самый близкий друг - мальчишка, он для нее интереснее, чем все подружки. Поэтому ей было странно узнать про такую систему отношений, где мальчики и девочки не то что не играют вместе, а даже сторонятся друг друга и не могут рядом пойти или посидеть. Также поговорили о неуверенности и неумении вступать в контакт, когда мальчик, вместо того чтобы подойти и пообщаться  с девочкой, начинает вести себя с ней плохо и вредить, чтобы обратить на себя внимание с помощью негативных эмоций. 
Отметили также, что Даша сама говорить про Энгельку - что дома она с ним легко общается, а в школе они как чужие и незнакомые. 

6. Мы следили за тем, как у Даши меняется отношение к Никонову. Отметили, что переломный момент начинается с чувства жалости. Я считаю, что это недостойное чувство по отношению к мужчинам и унижает. То есть, Даша все же повторяет матриархальную систему отношений, и ее представления о Лешке как о рыцаре слабее, нежели желание пожалеть и увидеть в нем более слабое создание. 

7. Отметили, конечно, что дети называют друг друга по фамилиям. я рассказала, как в советское время стирали всякое уважение к отдельной личности и воспитывали в школе безликий "коллектив". 

8. Иду очень поразило описание голодной жизни. Она спросила, что такое "мороженая картошка", и мы заморозили две картошины в морозилке, потом попытались их мороженых чистить, чтобы понять, как ужасно было Тоне и Даше справиться на кухне. Есть, конечно, не стали :) но понаблюдали, как картошины, оттаяв, превратились в несъедобную жижу. 

9. Исторические реалии - коллективизация, лишение людей права на элементарную собственность и вообще вся атмосфера хорошо видна за этими на первый взгляд описаниями колхозной работы. Поскольку семью моей бабушки раскулачивали, мне тоже было что рассказать по этой части истории. 

10. Мы поговорили о том, как человек безрассудно обдумывает "великие идеи", не делая ничего у себя под носом в реальной жизни. Дашин папа мечтал о каких-то зеркальных карпах и светлом будущем. Это напоминает старый анекдот по колхоз:
"У нас на повестке дня два вопроса. Строительство сарая и строительство коммунизма. Поскольку гвоздей нет, переходим сразу ко второму вопросу!". 
Дети не могут не то что дойти, а доехать до школы в половодье. Но все заняты "вторым вопросом", дороги-то некому сделать! Даша идет сквозь лед по студеной воде, потому что в лесу разлилось. И нет мужика с топором, который бы свалил хоть дерево перейти этот разлив! У всех слишком высокие и далекие цели, поэтому дети ходят по ледяной воде босиком и лошади проваливаются в полыньи. 
Также совершенно ужасна сцена с ожогом Степки - детей одних оставляют с горящей печкой ночью, когда они могут уснуть (и спали все дежурные!), и при этом печка со щелью, то есть вероятность заживо сгореть очень велика! И это называется выспренними словами воспитание мужества. 
Я объяснила, что, когда взрослые находятся под давлением и у них нет возможности для самореализации, они "отыгрываются" на детях, и это отношение со стороны взрослых обусловлено тем, что они не ощущают сами себя людьми и личностями, они раздавлены этим строем и в них нет понимания ценности человеческой жизни. 

конечно, тут можно еще много обсуждать войну, но мы особенно глубоко не касались, потому что возраст еще все-таки не позволяет, например, Николая Никулина почитать. 
в конце, в сцене празднования победы, очень трогательно описано горе семей, в которых погибли солдаты. Вот это "они погибли еще раз" очень сильное, и потрясающе переданы все оттенки переживания и сопереживания. 
интересных вам обсуждений!